О некоторых наблюдениях при работе с травмами детства расстановочными методиками.

4.1.1

Текст предназначен для расстановщиков.

Последнее время в своей расстановочной деятельности я активно встречаюсь с травмами детства. Толчком к написанию этой статьи стала майская супервизия, за которую не устаю выражать благодарность Анне Евстратовой. То, что было на супервизии во многом помогло оформить мои мысли по этой теме.

Ни для кого не секрет, что Расстановки по Хеллингеру создавались для работы совершенно в ином русле, а не для интеграции детских травмированных частей клиента. Но, тем не менее, нам ничего не мешает делать это при помощи Расстановок на их современном этапе развития 🙂

В этой статье я описываю мысли, на которые обратил внимание при работе с травмами детства при помощи Расстановок.

Имеем: во время расстановки после резонансного перехода стало понятно (об этом сказал клиент!), одна из фигур первоначальной конфигурации — это детская травмированная часть.

Цель минимум: попробовать организовать пространство первого успешного контакта травмированной детской части и клиента;

Цель максимум: интеграция травмированной детской части и клиента;

Итак. Запрос. Выставляю первичную конфигурацию. Резонансный переход со сменной ролей, атрибуция новых ролей клиентом, проявление связи запроса с травмированной детской частью.

Определяюсь является ли эта часть клиента или она системная и относится к кому-то из родственников. Решили — эта часть клиента, то есть работать буду с личной травмой клиента!

Далее для себя выделяю 3 направления работы:

 

  • 1й вариант — через клиента:

Клиент говорит, что он хорошо это узнает, его «цепляет», у него есть соответствующие телесные, эмоциональные реакции, по большому счету он уже признает эту часть и скорее всего дополнительной работы по ее признанию и интеграции  делать не придется. Даем время.

  • 2й вариант — через заместителя клиента:

Клиент что-то чувствует, вроде понимает, но нет якоря ситуации внутри  клиента. Пока там нет места для процесса, «голова» закрывает душу. Заместитель же весь в процессе, он хорошо видит фигуру заместителя детской части, хочет взаимодействия.

  • 3й вариант — через заместителя травмированной детской части:

Ни клиент, ни заместитель клиента с детской частью «никак», а последняя наоборот видит заместителя клиента/клиента и ищет взаимодействия.

 

Каждый из вариантов не исключает другие. Порой приходится отрабатывать по всем 3 направлениям.

 

Иногда, не смотря на любое состояние клиента и заместителя клиента, нет доверия со стороны детской части (не пускает к себе), тогда отдельно я провожу работу по возвращению доверия этой детской части к клиенту или к заместителю клиента (его взрослой части). У расстановщика должен быть доступ к такому доверию, которым он делиться с клиентом или заместителем клиента. И опять нюансы. Детская часть до года, детская часть 3 года и детская часть 7 лет — это разные части и разные пути доверия к ним. До года — телесные контакты (опять вернусь к супервизии, где Анна поделилась глубочайшим проходом в отношении этого возраста), три года — дать ощущение их важности и нужности. Первым кто, возможно, даст опыт этих ощущений — это расстановщик. Не пускает к себе эта часть, значит работаю через заместителя клиента или через самого клиента но подходом для возраста утраченной детской части. Не спешу, детские части часто просто не знают «как это», это совершенно новый опыт. Даю время. Они сами находят подходящий способ взаимодействия. В эти моменты чрезмерно напирая есть большая опасность влететь в роль того, кто это расщепление вызвал. Если никто не хочет к себе пускать — так и говорим: я не прохожу, я ничего не понимаю, ничего не могу сделать. Так же еще раз словами описываю, что вижу в расстановке.

Отдельно упомяну, что периодически важна фигура контекста возникновения травмы и без нее не идет работа. По мне эта как раз та часть, которую не признают и возможно клиент находится на полярном полюсе этой части (жесткие границы — отсутствие границ).

Также часто может быть ситуация, когда детской части не хватало мамы и папы — отвожу к маме и папе. Если такое не возможно, то делаю упор на то, что заботу может взять взрослая часть клиента. Если приходится работать с детской частью через взрослую — всегда отлично работает телесные контакты.

Как дать понять детской части, что она нужна, важна, что она значима? Самое простое: я начинаю о ней думать (возможно когда-то некому было о ней даже думать). Потом спрашиваю у нее, что ей нужно, чего хочет и в конце концов даю ей то, чего хочет — вообщем даю внимание мое и всей группы. Когда я начинаю думать о ней и искать что-то для нее — это впервые реальные серьезные намерения в отношении нее. Все это помогает ей почувствовать, что она важна и нужна. Скорее всего после этого станет возможным интеграция, но не обязательно 🙂 .

P.S.:  я понял почему у меня стала всплывать тема детской травмы — душа ждала работу, которую я получил для себя, как для клиента, на супервизии — Ядвига, благодарю!

 

 

 

 

 

Если вам понравилась статья не забудьте поставить лайк и поделится с друзьями, благодарю!
  • Подпишитесь на новые статьи сайта.


  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *